Последний злодей
Разделы

Все статьи сайта





http://jobbasic.ru/
Когда стало известно об увольнении Феликса Магата с поста главного тренера/менеджера Вольфсбурга, на ум пришла строка из неподражаемого Дэвида Уиннера: "Чемпионат мира без Германии все равно, что Звездные войны без Дарта Вейдера". То же самое можно сказать о немецком футболе и Феликсе Магате.
Феликс Магат, фото www.sueddeutsche.de ФЕЛИКС МАГАТ, ФОТО WWW.SUEDDEUTSCHE.DE06 НОЯБРЯ 2012, 07:55
На протяжении десятилетия он был самым ненавистным человеком в немецком футболе. Магат был антагонистом и в то же время успешнейшим немецким тренером начала нового тысячелетия. В его адрес сыпалось множество проклятий, обвинений в маразме, насмешек. Но ушел Магат, все успели выразить свою радость по этому поводу, а проблемы Вольфсбурга остались, что подтвердил матч в Нюрнберге.
 
Он никогда не слушал других, никогда не перекладывал ответственность на помощников, не доверял своим сотрудникам, предпочитая всем заниматься в одиночку. Магат был хорош в монологе, но никогда не умел уверенно вести диалог. Да, это он забирал воду у игроков во время пробежек по лесной местности, это он использует методы, которые все остальные давно считают устаревшими и изжившими себя. Но тот, кто понимал правила и требования Феликса Магата, принимал их и доходил до предела своих физических возможностей и силы воли, тот гарантированно достигал успеха.
 
Он никогда не был клоуном, скорее диктатором, или даже злым гением. Магат многих раздражал, но с ним никогда не было скучно. Кто еще мог сказать своим игрокам перед тренировкой стать в круг и тихонько уйти на целый час, оставив их так стоять на морозе в наказание за отсутствие самоотдачи? Только Магат. Он сам отлично сживался со своей ролью, и даже подшучивал над нею: «Самое плохое в сегодняшнем матче то, что мне даже не на что пожаловаться».
 
Украинскому болельщику, наверное, тяжело понять всю знаковость Феликса Магата для немецкого футбола. Дело в том, что Бундеслига лишилась последнего тренера, который использовал старые методы работы с футболистами. Методы, которые использовались в ту пору, когда сборная Германии была Дартом Вейдером мирового футбола, когда она была командой, которая, играя в непривлекательный футбол, побеждала самых прекрасных соперников, всеобщих любимцев. Но дело тут не в возрасте Магата, ведь ни Хайнкес, ни даже Рехагель не заставляют своих игроков бегать с медболами. Дело в личной истории этого человека.
 
Как бы странно это не звучало, но Феликс Магат когда-то был далек от образа Железного Феликса. Конечно, он не был ветрогоном, но еще в возрасте 25 лет у него, игрока Гамбурга, было совсем другое отношение к профессии футболиста. Это был молодой длинноволосый человек, который много курил и нередко по вечерам засиживался в баре. Магат отличался прекрасным пониманием игры, хорошо оценивал ситуацию на поле, но его физическая форма оставляла желать лучшего. Иногда могло сложиться впечатление, что когда мяч не у Магата, то ему даже лень передвигаться по полю. Однако приезд в Гамбург одного человека стал судьбоносным для нашего героя.Магат был антагонистом и в то же время успешнейшим немецким тренером начала нового тысячелетия
 
Звали этого человека Бранко Зебец. То было время, когда югославские специалисты были в моде в Германии, примерно так, как сейчас наставники-швабы. Эта мода была повальной. Златко Чайковски, Слободан Чендич, Ивица Хорват, Фахрудин Юсуфи, Александр Ристич, Йосип Скоблар, Драгослав Степанович…. Однако приглашение Бранко Зебеца было не просто данью моде. Этот тренер приводил загребское Динамо к победе в архаичном Кубке Ярмарок, а за десять лет до прихода в Гамбург – Баварию к ее первому чемпионству за 37 лет и первому дублю в истории Бундеслиги. В первом же сезоне!
 
Последний чемпионат Гамбург завершил на десятом месте, и новый наставник должен был привнести что-то новое, встряхнуть этих всем довольных футболистов. Так и случилось. Ветром перемен выдуло из команды шестерых игроков основы, двое из которых, Арно Штеффенхаген и Фердинанд Келлер, играли за национальную сборную. Келлер в предшествующем сезоне даже был самым результативным игроком команды. Такие резкие изменения заставили заволноваться менеджера клуба Гюнтера Нетцера, но Зебец его быстро урезонил: «Гюнтер, ты хочешь быть десятым или стать чемпионом?»
 
Бескомпромиссность нового тренера почувствовал на себе и Феликс Магат. Временами Бранко заставлял игроков бегать по три часа без остановки. В руке у тренера всегда был секундомер, но Зебец никогда на него не смотрел, и футболисты вместо пяти минут занятий с гантелями работали двадцать. И еще одно: пить воду на тренировке запрещено. «Игроки должны оставаться сухими». Когда спустя тридцать лет Магат проделает тот же трюк в Шальке, его назовут сумасшедшим.
 
Команда работала на пределе возможностей, ребята просто сплевывали и бежали дальше. Будущий «Квеликс» ругал тренера на чем свет стоит. Конечно, только когда того не было поблизости. Однако по ходу сезона игроки почувствовали, что подготовка дает результат. Теперь им хватало воздуха не на 60-70 минут, а на целый матч. Тогда Магат начал понимать, насколько важна командная дисциплина. Это впечатление только усилилось после того, как команда выиграла Бундеслигу в первом же сезоне при Зебеце.
 
От югославского специалиста Магат научился еще одному принципу: кто не подчинялся, был тотчас изгнан. Когда в сезоне 1996/97 Гамбург под руководством Магата встречался с Монако в 1/8 финала КУЕФА, Феликс сказал защитнику Петару Хубчеву, чтобы тот сосредоточился исключительно на обороне. Несмотря на это, болгарин то и дело несся к противоположным воротам. Гамбург проиграл матч 0:3, а Хубчев больше ни разу не сыграл за команду. Игроки, не готовые слушаться и выполнять указания, Магату не нужны.
 
В том сезоне, 1978/79, родился Гамбург, который задавал тон в немецком и европейском футболе начала 1980-х. Магат стал ощутимо сдержаннее, и в то же время намного жестче. Когда он вследствие травмы выпадал из игры, то буквально страдал. Если у Феликса случался ушиб, он охотнее его расхаживал, чем проводил по несколько часов у массажиста. В это время его скосила желтуха, и это стало для него настоящей мукой. Когда он, наконец, вернулся в команду, то не хотел быть слабее всех. Кевин Киган стал первым игроком команды, который делал дополнительные упражнения, и Магат следовал его примеру. За два часа до начала тренировки он приходил в тренажерный зал и выжимал из себя все, что мог.
 
В это время он научился жертвовать всем ради успеха. Посреди сезона Феликс бросил курить, и долго мучился от никотиновых ломок. Уже в бытность тренером, приходя в новую команду, он всегда говорил курильщикам: если до конца сезона не бросите, то у вас будут проблемы с физикой.
 
Когда у руля Гамбурга стал Эрнст Хаппель, Магат стал его правой рукой. Если у команды не складывалась игра, то тренеру не надо было говорить лишних слов. Феликс Магат и Хорст Хрубеш сами разбирались с партнерами, и никто не думал пропускать их слова мимо ушей. «Я встречал тренеров, которые намного чаще говорили с игроками, чем Магат, но достигли намного меньше. Я уверен, если он говорит игроку: «Ты можешь», то игрок начинает в это верить уже только из-за того, как он это сказал», — делится своими впечатлениями Херманн Ригер, физиотерапевт Гамбурга тех времен и легенда клуба.
 
Уже в то время в Магате становилось все больше от тренера. Часто он покидал поле, разговаривая о чем-то с Эрнстом Хаппелем. Они не говорили о сопернике, а о тактике на следующий матч. Однако Магат не был аскетом или заклятым трезвенником. Когда у Гамбурга был повод для празднества, команда уединялась в раздевалке со светлым пивом и хлебной водкой. У самого Магата дома есть неплохой винный погребок, несмотря на то, что он уже давно предпочитает чай. Однако на тренировках каждый должен был выкладываться, и об этом кроме тренера заботился и сам Феликс Магат. В итоге это стоило ему карьеры.
 
Однажды на тренировке партнер по команде дурачился, несмотря на замечания Магата, и Феликс подбежал к нему, чтобы дать под зад. Проделал он это крайне неудачно, поскольку заработал хлыстовую травму коленного хряща. Это очень коварная травма, после нее футболист уже не может так сильно бить по мячу и так быстро бегать, как раньше. Ему наверняка было обидно и больно завершать карьеру всего в 33 года, но он никому никогда не рассказывал о том, что тогда творилось у него на душе.От югославского специалиста Магат научился еще одному принципу: кто не подчинялся, был тотчас изгнан.
 
Магат остался в клубе на должности менеджера, но это было совсем не то, что ему нужно. Феликс нуждался в работе непосредственно с командой, он хотел учить и управлять, а не возиться с бумагами. Когда в финале Суперкубка-1987 нападающий Баварии Юрген Вегманн на последних минутах забил гол, который в итоге стал победным, он праздновал недолго. Вратарь Гамбурга Ули Штайн неожиданно ударил его по лицу, за что был незамедлительно удален. Покидая поле, Штайн показывал болельщикам мюнхенцев средний палец. Магат, сидевший на скамье запасных, едва сдерживал себя. Он бы этого парня быстро успокоил. Однако наставником Гамбурга был тогда Йосип Скоблар, который сидел, словно воды в рот набрал. При Скобларе в команду вернулась халатность. В тренировочном лагере он распорядился, чтобы игрокам за обедом подавали красное вино, и в итоге футболисты так напивались, что начинали бросать друг в друга закуской. Феликс Магат сходил от этого с ума, и, отработав лишь год из положенных по контракту пяти, покинул клуб лишь бы больше не видеть этого.
 
У Феликса Магата своеобразное восприятие вещей и понятие о футболе. Поэтому с ним тяжело работать, как, в принципе, с каждым, кто во что бы то ни стало стремиться к успеху. Он хочет все делать по-своему, поэтому все должно работать так, как ему представляется правильным. И разве он, шестикратный чемпион Германии, автор победного мяча-красавца в финале Кубка чемпионов не имеет на это права? С самого начала своей тренерской карьеры он многое делал для тех игроков, которые прислушивались к нему. Хасан Салихамиджич, не блиставший техникой дублер из Гамбурга, под крылом Магата начал свою великолепную карьеру. Позже он неплохо поработал с Кевином Кураньи, заметил Марио Гомеса. В Штутгарте он воспитал целое поколение «дикой молодежи» с Андреасом Хинкелем, Филиппом Ламом, Тимо Хильдебрандом и Александром Глебом. Уже намного позже, в Шальке, под его руководством успешно дебютировали Жоэль Матип, Кристоф Моритц, Карлос Самбрано и Лукас Шмитц.
 
Переход в Баварию был весьма смелым шагом с его стороны, поскольку он наверняка знал, что в руководстве этого клуба найдутся люди, у которых совершенно другие взгляды на многие вещи. Однако им управляло желание побеждать и завоевывать титулы. И у Магата это неплохо получалось, но как только дела не пошли, его сразу же погнали. К этому он, наверное, готовился еще с момента своего прихода в Баварию. Исторический успех с Вольфсбургом лишь придал его образу некоторое величие. И опять же, как расцвели с ним те, кто его слушал! Стоит отметить, что у него неплохо получалось работать с балканскими футболистами. Кроме уже упомянутого Салихамиджича были Джеко, Мисимович, Манджукич. Возможно, еще со времен работы с Зебецом он понял, как направлять запал ребят из пороховой бочки Европы в нужное русло.
 
Год назад Феликс Магат сказал, что Вольфсбург – это его последнее место работы в Бундеслиге. Впрочем, он надеялся еще много и плодотворно поработать на Фольксваген-Арене, так что точку в истории приключений Железного Феликса в Бундеслиге ставить еще рано. Хотя после его выдворения из Шальке и второго пришествия в Вольфсбург вряд ли в ближайшее время кто-то в Германии (как минимум в 1.Бундеслиге) рискнет пригласить его. Однако от предложений из-за границы Магат не открещивался, тем более, он сам настаивает на том, что он ушел не на пенсию, а в отпуск. Так что у почитателей таланта этого неординарного человека еще остается надежда на возвращение последнего злодея немецкого футбола.Год назад Феликс Магат сказал, что Вольфсбург – это его последнее место работы в Бундеслиге
 
P.S. «Привет всем друзьям и болельщикам. Я буду оставаться с вами на связи. Интересных тем для обсуждения нам будет хватать, уж такова жизнь и футбол. Следите за собой и хорошего вам дня», — Феликс Магат на своей странице в Facebook в день увольнения.
 
Андрей Курдаев, Football.ua








Статьи о немецком футболе