Ложка дегтя (часть 2)
Разделы

Все статьи сайта





http://alianselogistic.ru/
Так ли благополучен немецкий футбол?
Ложка дегтя (часть 2) 02 АВГУСТА 2013, 08:45
Часть 1
Долгосрочное поддержание клуба является не единственным способом взять его под контроль. Дитмар Хопп, например, владеет только 49% акций Хоффенхайма, но нет никаких сомнений по поводу того, что клуб полностью зависит от его воли. Лишь благодаря инвестициям Хоппа Синие сумели совершить невероятный рывок с шестой лиги в первую всего за девять лет, и последнее слово в клубе всегда за ним. Например, весной прошлого года он без проблем уволил тренера Хольгера Станиславски, несмотря на акции протестов болельщиков против этого решения. Другой пример – упомянутый выше Хасан Исмаик, благодаря капиталовложению которого Мюнхен-1860 смог избежать банкротства. Иорданский инвестор, которому принадлежат все те же 49%, пребывает в состоянии непрекращающейся войны с президентом клуба Дитером Шнайдером, от которого он вот уже около года пытается избавиться. Когда руководство клуба не соглашается с Исмаиком, он угрожает прекращением финансирования. Однако самым вопиющим нарушителем правила 50+1 и ряда других норм является РБ Лейпциг.
В 2006 году австрийский производитель энергетического напитка Red Bull взялся за поиски платформы для продвижения своего бренда посредством немецкого футбола. В ноябре того года представители концерна обратились к клубу Захсен Лейпциг, игравшему тогда в четвертом дивизионе, с просьбой переименоваться в Ред Булл Лейпциг в обмен на обильные денежные вливания. Это был продуманный ход – полумиллионный город имеет в своем распоряжении прекрасный современный стадион, построенный к ЧМ-2006, но у него нет команды даже в третьем дивизионе. Концерн, однако, тут же столкнулся с некоторыми препятствиями. Во-первых, болельщики Захсена выступили категорически против переименования, а во-вторых, Футбольный союз сообщил Red Bull, что клуб, в названии которого упоминается какой-либо коммерческий продукт или предприятие, не будет допущен к участию в четырех высших эшелонах немецкого футбола.
Австрийцы отступили, но лишь на время. С проблемой они справились в своем радикальном стиле – основав собственный клуб и назвав его РБ Лейпциг. После этого Red Bull обратился к скромному Маркранштедту, базировавшемуся в небольшом городе в 12-ти километрах от Лейпцига с предложением о слиянии и финансировании. В первую очередь их интересовала футбольная команда Маркранштедта, которая накануне вышла в Оберлигу Нордост, пятый немецкий дивизион. Футбольные власти Саксонии дали добро на слияние и, таким образом, в 2009 году Red Bull проник в немецкий футбол.
Сегодня клуб, основанный всего четыре года назад, уже может посоревноваться с клубами первой лиги, по крайней мере в таких аспектах, как ассортимент клубного магазина или качество ВИП-ложи Ред Булл Арены. А основатель и владелец австрийского концерна Дитер Матешитц считает, что они готовы хоть завтра выступать в Бундеслиге. В одном из своих редких интервью весной прошлого года одному швейцарскому изданию он заявил: «Мы строим РБ Лейпциг с целью играть в Бундеслиге через три-пять лет. Мы также хотим выступать в Лиге чемпионов, причем успешно». Не спешите воспринимать эти слова как банальные россказни очередного инвестора. Ежегодно Red Bull тратит на спортивный маркетинг около полумиллирда евро. Больше в спорт инвестируют только Coca-Cola, Nike и Adidas.
Но у австрийцев совершенно отличный от остальных подход к этому делу. Как сказал однажды Матешитц: «Мы не просто покупаем за чемодан денег право наклеить на болид свое лого, мы основываем свою собственную «конюшню» и берем всю ответственность на себя». В футболе концерн также не хотел быть всего лишь надписью на футболке какой-нибудь команды, он решил организовать свой клуб. Еще в 2005-м они превратили Аустрию Зальцбург в Ред Булл Зальцбург, потом вывели Ред Булл Нью-Йорк в МЛС, а теперь настала очередь Лейпцига, который должен стать центральным проектом футбольной отрасли их маркетинга. Но дело в том, что согласно правилам НФС РБ Лейпциг никогда не должен был выступать в немецком чемпионате. Когда в августе 2009-го команда провела свой первый официальный матч, многие пожаловались на то, что эмблема клуба слишком похожа на лого Red Bull. Саксонский футбольный союз никак не отреагировал на жалобы, хотя это было явным нарушением 15-го параграфа устава Немецкого футбольного союза, согласно которому «изменения, дополнения и обновления клубного имени и герба в целях рекламы являются недопустимыми».
По аналогии с «Законом Байера» здесь тоже есть исключения для клубов, которые исторически были основаны работниками того или иного предприятия, как, например, тот же леверкузенский Байер или Карл Цейсс из Йены. Раньше уже бывали случаи нарушений этого предписания. В 1970-х Вальдхоф Маннхайм добавил к своему имени название марки изготовителя чипсов Chio, в то время как Вестфалия Херне переименовывалась в Вестфалию Goldin Херне, рекламируя сеть автозаправочных станций. К концу 1970-х НФС запретил такие фокусы. Но в 1996 году один провинциальный клуб нашел способ обойти правила. При слиянии Аалена и Бляу-Вайс Аален новосозданный клуб получил названий Leichtathletik und Rasensport Ahlen или Клуб легкой атлетики и игр на траве Аален. Получавшаяся в результате аббревиатура LR как бы случайно совпадала с названием фирмы главного спонсора клуба LR International.
Red Bull повторил тот же трюк. Официально клуб носит название RasenBallsport (Клуб игр на траве с мячом) Leipzig, но они его нигде не используют. На плакатах в городе, клубном журнале и на веб-сайте постоянно используется выражение «Красные быки», как будто это традиционное название команды наравне с гельзенкирхенским прозвищем «Кнаппен». Связь между Красными быками и Red Bull’ом найти несложно. Еще проще ее найти между гербом клуба и лого производителя энергетических напитков. Эта эмблема была утверждена на заседании президиума клуба в 2010 году. Как же так случилось, что Саксонский футбольный союз пошел против собственного устава и устава НФС?

Если присмотреться к списку клубов Бундеслиги, а потом взглянуть на карту, можно заметить, что в высшем дивизионе немецкого футбола нет ни одного представителя Восточной Германии. Да и во второй лиге их всего четыре, причем из этих четырех разве что берлинский Унион и Энерги претендуют в перспективе на повышение в классе. Восточно-немецкий футбол имеет постоянные проблемы с менеджментом и финансированием. И для саксонского футбола конкурентоспособный и финансово стабильный клуб – словно подарок судьбы. В прошлом сезоне Регионал-лиги средняя посещаемость матчей РБ Лейпциг составила 7,5 тысяч человек, что вдвое больше их дербийного соперника лейпцигского Локомотива. Само же дерби посетили 24 795 человек – рекордное количество зрителей для матча четвертой лиги.
Кроме того, Red Bull уже вложил и еще инвестирует 35 млн евро в местный тренировочный центр, который в ближайшие годы должен стать главным центром подготовки молодежи во всей Восточной Германии. Недаром на должность спортивного директора клуба был приглашен известный немецкий специалист Ральф Рангник. Неужели теперь отказываться от всего этого из-за парочки положений устава? Историческому футбольному городу, в котором был основан Немецкий футбольный союз? Родине первого чемпиона Германии? Местные власти решили не отказываться. Да и не только власти. 70% опрошенных изданием Leipziger Volkszeitung жителей города приветствуют действия Red Bull.
Но то, что хорошо для Лейпцига, может оказаться губительным для немецкого футбола в целом. В Германии для регистрации клуба нужно как минимум семь человек. У РБ Лейпциг официально всего девять членов, все – работники Red Bull, и клуб не заинтересован в привлечении новых членов. Для этого тебе нужно ежегодно делать взнос в размере 800 евро. К тому же заявление о желании вступить в клуб рассматривается минимум полгода, после чего заявка отклоняется. Взамен для болельщиков организовываются специальные фан-клубы, в которых те якобы получают те же преимущества, что и настоящие члены. Это очень необычно, однако не нарушает ни одно правило, ведь не существует предписаний, вынуждающих клубы принимать членов. Все это сводится к тому, что концерн может свободно управлять клубом, словно своим подразделением. Все руководство клуба также состоит из людей, работающих на Red Bull.

Еще никогда ни один клуб в истории немецкого футбола не был в такой степени марионеткой в руках своего инвестора. И, наверное, еще никто так грубо не нарушал правило 50+1. Согласно ему, напомним, 50%+1 акция АО, которым является футбольный клуб, должны принадлежать материнскому клубу. Вот только у РБ Лейпциг его нет, и классическое спортивное общество заменяет концерн. Но почему высшие футбольные власти не прекращают этот беспредел? Кто-то говорит о политических мотивах. Мол, если НФС станет на пути РБ Лейпцига, начнутся разговоры о том, что Запад наступает на горло Востоку. Однако настоящая причина состоит во власти той финансовой мощи, которой обладает Red Bull.
На вопрос о том, как НФС собирается разрешить ситуацию, генеральный секретарь организации Хельмут Зандрок отказывается что-либо комментировать и просит отнестись к нему с пониманием. Дело в том, что Зандрок пребывал на должности председателя правления Ред Булл Зальцбург в 2006-08 годах. Да и Футбольная лига не спешит что-либо предпринимать, ведь теоретически от выхода во вторую лигу РБ Лейпциг отделяет еще минимум год. «Люди просто боятся, никто не хочет тягаться с Red Bull», — считает председатель правления дортмундской Боруссии Ханц-Йоахим Ватцке. Ему в интервью 11Freunde вторит пожелавший остаться анонимом функционер НФС: «За всем этим стоят большие люди».
Если Red Bull продолжит идти по своему пути, возможно, это будет означать начало конца для традиционных клубов и ознаменует в немецком футболе эру, в которой подобно некоторым азиатским лигам, будут заправлять концерны. Да, может быть, в Лейпциге вырастет целое поколение талантливых игроков, но это еще больнее ударит по позициям дрезденского Динамо, Ганзы или Энерги – клубов с историей и десятками тысяч преданных болельщиков. Поэтому на матчи РБ Лейпциг съезжаются фанаты со всей Германии и организовывают гневные акции протестов против Red Bull. Соответствующие плакаты можно увидеть на трибунах в Дортмунде, Фюрте или Эрфурте. Захсен Лейпциг, тот самый, который отказался от предложения концерна в 2006-м, спустя три года перешел под управление администрации, а еще через два прекратил существование. Однако вряд ли многие болельщики Захсена считают, что в свое время зря отшили австрийский концерн.

В высших дивизионах профессионального футбола всегда все крутится вокруг денег. Спонсоры надеются на то, что им перепадет что-то от прелести и славы игры. Однако клубы, даже такие как Хоффенхайм или Вольфсбург, в первую очередь заботит спортивный успех. РБ Лейпциг – это совершенно иной случай. Этот клуб был создан с единой целью – продать как можно больше банок энергетического напитка. И эта опухоль вызревает в низших слоях, казалось бы, самого здорового европейского чемпионата. 
В то же время многие традиционные и довольно известные немецкие клубы едва сводят концы с концами, а то и вовсе терпят бедствие. В июне этого года Дуйсбургу было отказано в праве принимать участие в новом розыгрыше второй Бундеслиги, несмотря на то, что команда заняла 11-е место. Лига просто не дала Зебрам лицензию, посчитав, что их финансовое положение слишком шатко и нет уверенности в том, что клуб не обанкротится в следующем году. 
Дело в том, что такие случаи стали происходить слишком часто в последнее время. В ноябре прошлого года Любек из четвертого дивизиона объявил себя банкротом во второй раз за четыре года. Спустя две недели под управление администрации перешла аахенская Алеманния, а через месяц-другой довольно известный участник третьей лиги Оснабрюк остался на плаву только благодаря ссуде в 3 млн евро, которую он получил от города. В начале июля из-за долгов четвертый дивизион покинул Вупперталер, в свое время поигравший в первой и второй лигах. Двуразовый вице-чемпион страны и обладатель Кубка Киккерс Оффенбах также не смог получить лицензию на участие в третьей лиге, а вскоре перешел под администрацию. А ведь Алеманния и Дуйсбург не так давно играли в Бундеслиге. Матчи аахенцев и оснабрюкцев в прошедшем сезоне посещали в среднем более 10 тысяч болельщиков. Это клубы с немалым потенциалом, однако из-за плохого менеджмента они потерпели крушение. А в это время в Лейпциге клуб, которого пять лет назад еще в помине не было, строит планы на Лигу чемпионов.
Продолжение следует








Статьи о немецком футболе